00.00
Текст новостей

KHR: Faccenda dell'onore

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR: Faccenda dell'onore » Альтернатива » Иллюзия и Ром. Эпизод сквозь года.


Иллюзия и Ром. Эпизод сквозь года.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Место действия:
Портовая таверна

2. Время действия:
Смутное время, в которое процветает лишь пиратство.

3. Погода:
Прохладная летняя ночь. Слабый ветерок и ласковый дождь.

4. Участники:
Aurora Hart, Mukuro Rokudo.

5. Краткое описание:
Когда мужчине нечем платить за выпивку - ему бьют морду, а когда девушке не на что выпить - ей услужливо предлагают угоститься, умолчав о том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Очередная мышка, лишившаяся тёплой норки, наивно подцепила лапкой сыр и была схвачена.
То ли у иллюзиониста было хорошее настроение, то ли мышка больно жалобно пищала, но пленница таверны явно умела обратить на себя внимание.

0

2

"Убирайся отсюда!" - всплыло в памяти то, что сказала ей мать, едва она появилась на пороге дома. Вернее, попыталась, но её не пропустили дальше ворот. Аристократка предала свой род - это немыслимо! У неё был последний шанс не остаться старой девой и удачно выйти замуж, сделав успешную партию с будущим мужем, а она сбежала! Подумать только! Девушка и сама не поняла, как это случилось. Помнила, как плакала, не желая мириться с судьбой, но понимая что должна сделать это. Помнила, как её вели к алтарю в красивом и дорогом свадебном платье. А потом у неё как будто снесло крышу и она помчалась прочь, подобрав юбки платья и чудом не запутываясь в них. Не смыть тот позор, что очернил имя её семьи, сбежавшая невеста, зная это, всё-таки посмела явиться к своему дому, надеясь вымолить прощение или хотя бы наконец, нормально поговорить с родителями. Её учили что она должна доверять им. Должна любить и уважать, но как же выбор? Как же её мечты, что делали аристократку несчастной и самой счастливой одновременно?
«Аврора, уклоняйся! Смотри вперёд!» - весёлый смех отца, звучащий всё тише и затихающий в глубинах сознания. Больше не будет ничего. Ни звона рапир, ни смеха отца, ни испуганных криков многочисленных служанок, что становились невольными свидетелями шуточной с виду и по-настоящему опасной, дуэли отца и дочери. Даже маминых нотаций больше не будет. Ей больше не скажут, что она должна уметь вести хозяйство, быть искусной во всём, что касается женского изящества. Никто не отругает девицу за то, что она большую часть времени только и делает, что стреляет из револьвера, фехтует и мечтает о дальних странствиях. Женщина и корабль, как повелось, вещи несовместимые, но кто придумал этот мерзкий порядок вещей? Какой старый маразматик рассудил так, а не иначе и почему один идиот диктует другим как они должны себя вести?! Девушка зло пнула камешек, шагая к таверне. У неё нет средств к существованию. Быстрая продажа платья обеспечила ей рапиру, кое-какую одежду и длинную накидку, чтобы скрыть большую часть её тела и спрятанную рапиру. Аврора не стала покупать еду на вырученные деньги. Аристократка очень быстро поняла что отныне о честности купли-продажи можно забыть. Чтобы выжить нужна одежда, не дающая замёрзнуть и оружие, чтобы защитить свою честь. Если у тебя есть оружие, то голодная смерть тебе не грозит, в конце-концов, убийство за кусок хлеба никто не отменял, но пока ей не хотелось ничего, кроме как выпить или просто посидеть там, где люди веселятся. Она больше не выглядит как аристократка, но до сих пор остаётся красивой девушкой, но отступать уже нет смысла.

Казалось, пропахшая дешевым пойлом, таверна и её обитатели тихо приняли девицу. Только казалось. Аврора сразу заметила пару куртизанок и сопровождающих их, моряков. От последних разило морской солью и жуткий запах пота ударил в нос, когда они прошли мимо. Пьяный смех, чей-то спор на повышенных тонах в одном углу и спящий выпивоха - в другом. Ночью здесь много народу и затеряться было бы легко, если бы не неловкое движение - кто-то толкнул её и капюшон, скрывающий лицо девушки, спал. Длинные платиновые волосы тут же неровно легли на жесткую ткань плаща, а Аврору тут же заметили.
- Красавица, не выпьешь со мной? - парень за стойкой преградил ей дорогу рукой и ослепительно улыбнулся, кивнув в сторону одной из несчастных официанток, что в этот момент то ли смеялась, то ли рыдала в объятиях не слишком симпатичного и явно сильно пьяного мужчины, стальной хваткой держащего её за талию.
- Знаешь, здесь не слишком то безопасно без спутника. Присаживайся, не бойся. Я не намерен надраться до поросячьего визга.

***

Аврора непонимающе взглянула на спутника, а после вновь на его руку, сжимающую её колено. Девушка до последнего думала что ей это чудится, так как количества выпитого было достаточно для того, чтобы затуманился взгляд и начал отказывать рассудок. Однако, когда её бесцеремонно усадили на колено и, убрав непослушную прядь волос за ушко, поцеловали в уголок губ, всё было прозрачно и ясно.
- Нет, - тихий шепот, Харт смущённо краснеет и пытается убрать руки мужчины оттуда, где им не место, но тот настойчивей, чем казалось ранее. Вновь несколько однозначных движений руками и девушка вскакивает с колен моряка, заливаясь алой краской.
- Не подходи, ясно?! - Пьяный смех, сильная боль в спине и девушка, под шумок утащенная в укромное место, прижата к грязной стене. Мужчина ухмыльнулся, всё задавая и задавая какие-то пошлые вопросы, издевательски гладя девочку по волосам, зная что маленькая мышка не сможет его одолеть. Чисто физически это невозможно. Да и белокурая малышка выглядит такой напуганной, что наверняка всё осознает только тогда, когда он закончит. Зажать девицу между собой и стеной, стащить с неё плащ, скрывающий неприличный внешний вид, заставляющий усомниться в невинности жертвы, но снятие напряжения на первом месте. Девушка вскрикнула и её рука легла на эфес рапиры.
- А ты с сюрпризом, маленькая моя. - Мужчина ухмыляется и тянется за опасной игрушкой, но девушка, вся дрожа, отводит руку дальше и сжимает рукоять так, что костяшки пальцев белеют. - Хорошо-хорошо, не буду забирать у тебя игрушку, я могу и с ней...
Аврора жмурится, терпя поцелуй в шею и чувствуя как расстёгивается её рубашка. Ещё рано. Ещё держит захват. Если она начнёт атаку сейчас - физическое сопротивление будет сильнее и атака будет отражена. Рука останавливается на её груди, грубо сжимает, будто её обладатель хочет показать кто здесь хозяин. Крепкий поцелуй в губы и снова пошлость. Мужчина расслабляется, поняв что девушка не будет сопротивляться и они таким образом пришли к согласию.
- Хорошая девочка, - снова попытка забрать рапиру и теперь он полностью открыт. Аврора бьёт мужчину коленкой, попадая между ног и, воспользовавшись замешательством, сбегает туда, откуда её уволокли. Ей плевать, что с ним станет, пусть хоть подохнет, но она больше не намерена оставаться здесь, однако достаточно болезненного крика оскорбленного мужчины: "Держите эту тварь!", как несколько мужчин достают своё оружие и Аврора едва успевает уклоняться и только уклоняться, при возможности блокируя удары. Первая ночь вне дома, а уже стать убийцей - не рановато ли? Девушка запрыгивает на ветхую лавку, а после - на стол, намереваясь сократить путь, при этом едва успевая отражать удары, но то и дело не успевая увернуться и нарываясь на клинок, распарывающий одежду и кожу под ней.
- Сгинь! - рычит девушка, пиная кружку в сторону одного из нападавших, не специально, но сшибая ногами со своего пути всё, что находится на столе. Эпичное попадание ногой в салат, запинка и, как следствие, пропущенная атака. Кровь стекает по правому бедру, но девушка держит равновесие и спрыгивает, едва в суматохе приметив выход. Только вот остальные подпитые компании, оставшиеся без доступных официанток, что как по команде разбежались по углам, тоже решили присоединиться к потасовке, но, не разобравшись, кто с кем дерётся, начали разборки и с Авророй, и с её соперниками и даже со своими же умудрившись внезапно что-то не поделить. Хаос и неразбериха:  грохот, крепкая ругань, лязг и свист обнаженного оружия, кто-то открыл пальбу и Аврора не рискнула прорываться к выходу и, спрыгнув со стола, спряталась за один, уже перевернутый, столик, не слишком-то уповая на него. Переводя дух и со страхом наблюдая за происходящим из укрытия, девушка не чувствует опьянения, но видит что ранена. Понимая, что нужно выбраться отсюда, пока алкоголь смягчает боль от полученных ран, девушка вновь бросается в пекло, уворачиваясь от чужих кулаков, шпаг и надеясь не попасть под обстрел. Впрочем, терять-то всё равно уже нечего.
- Свали! - натренированный, но неуверенный удар. Первая кровь на рапире и это лишь начало, Аврора толкает пострадавшего и прорывается дальше.

+1

3

Обычный вечер в обычном трактире встречает Мукуро шумом, запахом алкоголя, потных тел моряков, только сошедших с пришвартовавшихся несколько часов назад двухмачтовой шхуны - вполне мелкого судёнышка, занимающегося перевозками пряностей вдоль береговой линии континента. Половина сегодняшних посетителей - команда "Рикады", а вторая - и того хуже, местные завсегдатае.
Туман презрительно морщится, но отчего-то не спешит уходить, лениво потягивая грог, наблюдая за происходящем в таверне. Собственно, куда он пойдёт? Гулять по городу - не веселее чем сидеть здесь, подниматься обратно в комнату - тоже не слишком вдохновляет. И стоило ради этого бросать службу в Королевском Морском Флоте? Но с его репутацией, именно там он найдёт виселицу при первом же промахе. Если смогут его изловить, конечно.
На губы иллюзиониста выползает злорадная ухмылка, не предвещающая ничего хорошего тому самоубийце, который рискнёт его задержать. Но уже вторая неделя в этом захолустье не принесла видимого результата, и Мукуро не увидел ни одного мало-мальски пригодного капитана, с которым он бы мог выйти в плаванье, реализовывая навыки и утоляя тягу к морю, и жажду к приключениям.

Рядом мелькнула белая копна волос, и туманник окинул беглым взглядом только что вошедшую, и прошедшую мимо него девушку, фонящую непривычным для такого места эмоциональным фоном, выделяющуюся одеждой и изнеженным видом в целом. И что только здесь забыла? Впрочем, мысль не задержалась на долго в чуть поддёрнутом алкогольным дурманом рассудке, и девушка тут же была потеряна из виду.
Зато когда синьора оказывается на столе, вполне успешно, пока, блокируя удары и уклоняясь от пуль, а к ней пытается пробиться голосящий мужик, она привлекла внимание не только Рокудо, но и всех присутствующих, становясь причиной переполоха.
Драки в таверне не редкость, и едва ли не каждые несколько часов приходиться вытирать кровь, собирать выбитые зубы, и черепки битой посуды, но чтобы драку затевала девушка, да ещё и такая, явно из высших сословий - это уже интересно.

Туманник резко разворачивается, и бьёт яблоком рукояти в печень какого-то полупьяного тела, решившего, что Мукуро слишком хорошо сидит, отправляя недоумка в недолгое путешествие и знакомство с полом. Ещё несколько шагов, и итальянец оказывается возле девушки, прикрывая её от удара, забирая на свою совесть смерть преградившего ей путь.
- Куфуфу, как нехорошо. Позволите стать вашим мечом на этот вечер, синьора? - Итальянец усмехается, исполняет лёгкий поклон, приветствуя девушку, мягко перехватывает её за талию, чтобы вместе с ней крутануться, и оказаться у стены, откуда гораздо проще добраться к выходу через дерущиеся недовольные тела, и, заодно, не дать чужим рукам коснуться молодой синьоры.
Не самый удачный манёвр, и Мукуро вполне готов к тому, что ему прилетит нежным девичьим кулаком, если та решит, что туманник опасен. Благо рапирой при столь близком контакте она не сможет воспользоваться. - Я не причиню вам вреда, синьора. Если вы позволите, то мы сможем выйти, не привлекая внимания.
Туман протягивает девушке раскрытую ладонь, предлагая взять его за руку, чтобы не потеряла из виду, и он мог спокойно использовать завесу иллюзии.

+1

4

Аврора не успевает среагировать вовремя и неловко уклоняется от нападения, в то время как какой-то человек встаёт между ней и если не верной смертью, то опасной близостью к ней. Девушка успевает только ахнуть перед тем как внезапный спаситель буквально ставит точку в драке, оставляя эту самую точку в каком-то пьяном мужике по странной случайности вооружённым и умеющим махать рапирой. Фехотованием стиль "махаю как хочу" назвать язык не поворачивался. Однако, на красивые диалоги у них совсем нет времени, поэтому Аврора отражает новый удар, намереваясь биться до конца, чего ей не дали настойчивые руки парня, утаскивающие её подальше. Был бы в этой таверне бал, Харт бы даже успела обменяться с молодым человеком безупречным проявлением манер вроде смущённых щёчек, робкой подачи руки и невероятно обворожительным хлопаньем ресничками, но в обществе воинствующих, пропахших морем и потом, моряков, танцевать стыдно. Тем не менее, девушку задело за живое то, что ей не позволили больше вести бой и, подобно нянечке, уволокли из увеселительного места в занудный музыкальный зал с вечно унылыми стенами, которым уступали разве что кислые мины многочисленных преподавателей.

- Вы... - девушка всё-таки смутилась, чувствуя спиной стену и снизу вверх смотря на привлекательного юношу, закрывающего ей обзор на происходящее сзади него. Неловко поймав себя на мысли что с ним надо быть осторожной, потому что он может так же заслонить собой всю её жизнь и свободу, аристократка всё-таки решилась ответить. В конце-концов, даже если юноша, спасший её, вдруг выяснит чьему дому принадлежит леди и решит прийти за её рукой и сердцем, ему скажут что она умерла. Значит, можно наконец вести себя как хочется. Девушка берёт себя в руки и, прогнав всякие мысли простых девиц, задорно улыбнулась.
- А достаточно ли Вы крепки и остры, чтобы не сломаться под натиском врагов? - Аврора прищурилась, но больше язвить не стала, так как боль в ноге и множественные царапины на бледной коже намекали на то, что помощь действительно не помешает. Больше не будет потревожен семейный врач только потому что нежный пальчик порезала вредная бумага очередной книжки. Теперь оставалось надеяться лишь на себя и самую малость и только сейчас - этому парню. Он прекрасно сражается. Вероятно, ему довелось побывать в настоящих боях, да только от чего то мундира он не носил. Девушка доверительно вложила ладошку в протянутую руку итальянца, впрочем, не теряя бдительности и не чувствуя ничего из того, что положено чувствовать юным леди, когда спасают их жизнь. Сердце билось быстрее от поединка и адреналина, а не от нахлынувших страстей. Леди, впрочем, тоже быть вовсе не обязательно. Будет сложно, но стоит поставить себя как более самостоятельный и отдельный от этого мира, элемент.
- Здесь действительно тесно. Желаете выманить их на улицу? Незаметно уйти вряд ли получится, знаете ли. Согласна, на улице будет где развернуться. - Аврора смешно поморщила носик, в очередной раз вдохнув затхлый запах помещения. - И пахнуть будет куда лучше!
С этими словами девушка сжала рапиру в руке и приготовилась пробиваться к выходу, посему и ладонь парня она инстинктивно сжала крепче, давая понять что вопить и умолять отпустить она не станет. Не рыдала пока тот отброс посягал на её честь и сейчас не станет молить о пощаде.
- Эй, вон она! - Вероятно, заметив длинные белоснежные волосы обидчицы завопил тот самый ублюдок и девушка стиснула зубы.
- Незаметно или нет, но... - аристократка, проявив всю свою силу и независимость, торопливо потянула мужчину за собой, уходя из-под защиты его тела и намереваясь повести его за собой расчищая путь к выходу собственной рукой.

+1

5

А девица не промах. Несмотря на то, что она явно не деревенская барышня, привыкшая ко всякому, умеющая в случае надобности  приложить не нежной дланью излишне навязчивого ухажёра; и даже не горожанка, привыкшая едва ли не ко всему - синьорина, явно из богатой семьи, по недоразумению обученная управляться с рапирой, но всё же, выросшая не на улицах с простыми смертными и их неприхотливым нравом - не пугалась перед лицом опасности, не голосила, а честно пыталась защитить свою жизнь и честь. Это было достойно уважения.  Как так вышло - сейчас разбираться не время, а вот находиться в гуще безобразного побоища было неприятно.
В эмоциях девушки мелькнули ирония и возмущение - возможно ей не очень понравилось, что её лишили возможности поучаствовать в самом настоящем приключении, ведь наверняка раньше не встревала в драки, и могла думать, что это очень увлекательно. Ничего, скоро прекрасную синьору постигнет разочарование.

Туман насмешливо вздёргивает бровь, чуть кривит губы в подобии улыбки, пропуская вопрос мимо ушей. Достаточно ли он хорош? Пожалуй, даже слишком хорош, чтобы  тратить свои таланты на толпу матросов с торгового судна и местных пьяниц.
Во всяком случае, пренебрегать предложенной помощью блондинка не стала, и приняла предложенную руку, даже попыталась утянуть иллюзиониста в гущу событий, пробиваясь напролом, кажется, решив проложить дорогу из трупов, и мужчине пришлось дёрнуть нетерпеливую барышню на себя, едва ли не заключая в объятия.
- Не стоит спорить со смертью, синьорина, она имеет ужасные черты характера, и может сыграть злую шутку с тем, кто не считается с ней. Мы пройдём без лишних трупов. - Мукуро улыбается спокойно, ничуть не беспокоясь, укутывая себя и спутницу иллюзией, скрывающей их от посторонних глаз. Нет, здешних посетителей ему было не жаль. Да и он сам, не то, чтобы считался со смертью, но мараться в крови  слабаков, устраивая избиение младенцев было мерзко.   В полуметре от них, головой в стену влетел растрёпанный мужик в одежде матроса, и самортизировав удар руками, бухнулся на колени. В следующую секунду его уже рвало всю на ту же стену, и итальянец поморщился, отворачиваясь, и начиная продвигаться вперёд, увлекая за собой причину всеобщего переполоха.

Похоже, когда своенравная блондинка пропала из виду, моряки и вовсе про неё забыли, продолжив драку, даже не вспоминая о том, что у них есть оружие.  Зато если девушка бросится на кого-то с рапирой наперевес, как бы она не управлялась с ней, при таком количестве людей, при недостатке опыта настоящего боя (а откуда ему взяться у благородной девицы?), рисковала лишиться своей прекрасной головки, или банально получить бутылкой по затылку, а потом быть неоднократно изнасилованной разъярённым мужичьём.
На всякий случай туманник крепко держал девушку за руку, второй обняв за талию. Никаких намёков и посягательств - просто не желал дополнительных неприятностей от пылкой особы. Вскоре, и в этом пропала надобности, и когда они вышли из трактира  и отошли на десяток метров, Мукуро отошёл на шаг, убирая иллюзию, ещё раз исполняя полупоклон.  В своё время Мукуро рос далеко не в простецкой семье, потом попал в морской флот, сперва лейтенантом, потом дорос до адмирала, в процессе занявшись контрабандной и сомнительными заказами, не желая подчиняться Итальянскому флоту и кому бы то ни было, поддерживая безупречную игру - всегда оставался независимым, и, в конце концов, дошёл до критической точки. Однако, с манерами он был знаком, и не мог позволить вести себя подобно пьяным телам в трактире.
- Прошу прощения за проявленную фамильярность, синьора. - Итальянец выдаёт полу улыбку полу усмешку, давая понять, что он не сожалеет, и это дань вежливости. - Позвольте поинтересоваться, что столь очаровательное создание забыла в подобном месте? Быть может, я могу вам помочь?

+1

6

Аврора и ахнуть не успела, оказавшись в цепких объятиях своего, стоит признать, обворожительного спасителя. Только вот кто его просил её спасать?! Аристократку всегда спасали и оберегали, слова сказать нельзя было, почесаться без разрешения нельзя было, не говоря уже о проявлении истинного характера на людях. На то вообще должно было быть письменное разрешение, подписанное во всех инстанциях. И теперь тоже? Тоже придётся расплачиваться за свою слабость и отвечать за спасение? Харт надула губы, отводя взгляд и, несмотря на явное недовольство ситуацией, позволила парню помочь ей, мысленно прикидывая чем же юная леди без гроша за душой будет ему обязана. Впрочем, вариантов было немного и к её счастью, длинноволосый молодой человек был хорош собой. Куда привлекательней чем все эти женихи, не дававшие прохода; куда благородней казался этот человек, нежели её несостоявшийся супруг, а уж с этими трактирными свиньями даже сравнивать светлый лик спасителя было ошибочно.
Только вот не учёл солнцеликий, что девица ему попалась рода знатного, а характера скверного, необузданного. Именно поэтому девушка до последнего была готова тянуть парня туда, в бой, норовя уничтожить здесь всех этих мерзких тварей, стереть в порошок воспоминания о них, а само злачное место и вовсе сравнять с землёй. Харт была готова на всё, лишь бы забыться здесь. Забыться ли в бою, или пьяном угаре - неважно. Каким бы сильным ни был человек, хотя раз в жизни ему приходится отвечать на вопрос: "Как же жить дальше?" и не всегда находится верный ответ. Его попросту нет. Никто не подскажет и не придёт на помощь, а до самостоятельности юной аристократке ещё страдать и страдать, это даже не обсуждается потому что если заикнётся кто о её несостоятельности - получит рапирой в глаз. Тем не менее, из таверны она позволила себя вывести, пускай и неохотно. То и дело сжимая ладонь парня и вздрагивая, слыша звуки бойни, готовясь в любой момент вновь броситься в самый эпицентр разборки. Однако, ей не дали сделать ошибку сильные руки парня, уводящего её прочь. Он удерживал её осторожно, насколько то было возможным, даже создалось впечатление что он действительно честный человек, потому как грубости не проявлял даже сейчас, буквально волоча её прочь, как непослушного ребёнка. Наверное, она напоминала сейчас маленькую агрессивную зверушку, которую зубами взял за шкирку более опытный хищник и, несмотря на истеричный звериный писк и махание лапками, точно был не намерен давать маленькому дьяволёнку свободу действий.
- Я не собиралась с ней играться! - возмущённо прошептала девушка, чьи щёчки успели покраснеть в пылу битвы и от количества выпитого за вечер. Впрочем, алкоголь ей был не так вреден, как дурная голова, так как настоящей жизни она и не видела. Не до конца ещё пришло осознание того, что если она умрёт, то это будет по-настоящему. Всё казалось ещё таким не реальным, что помощь из ниоткуда воспринималась не иначе как штука, которую называют судьбой. Так или иначе, а маленькую аристократку вновь спасли от необдуманного поступка и теперь она от чистого сердца... дулась. Как ребёнок, у которого отобрали любимую игрушку - чужие жизни.

Девушка не сразу поняла суть вопроса, так как большую часть сего пропустила мимо ушей, непонятно на что злясь и хмурясь. Впрочем, услышав последнюю фразу, девушка поняла о чём говорит молодой человек и растерянно посмотрела по сторонам. И правда. Чем думала девушка из благородного рода, когда сунулась в это небезопасное для юных леди, место? Почему она не дома? Почему без охраны и нянечек? Почему вместо прекрасного дорогого платья на ней лишь рубашка, расстегнутая почти наполовину и порванная в бою, юбка? Плащ, скрывавший сие великолепие и вовсе остался в таверне. Вероятно, она его скинула перед тем как запрыгнуть на стол и устроить дебош. Поняв, в каком нескромном положении находится, Аврора смущённо покраснела. Стало немного стыдно перед молодым человеком, ведь как объяснить незнакомцу что у тебя нет дома, если ты сама до сих пор это отрицаешь?
- Мне стало скучно, - капризно, как подобает избалованным леди, проворчала девушка, нервно сжимая свободной рукой рукоять рапиры. Ситуация жуткая, если начистоту. «Ну и что я ему скажу? То, что из дома убежала? Так ведь он меня обязательно или до дома доставит, или привлечет стражей порядка, а потом выяснится что я больше не принадлежу своей семье и что дальше? Я и их снова опозорю, и себя. Он только зря время потратит на поиски моего дома. А сказать правду... он же смеяться будет так громко, что даже уроды из таверны услышат...» - невесело подумала Харт и вздохнула. Да будь оно что будет. Даже если её тут же бросят на милость судьбе, на большее она и не рассчитывала. Хотела ведь свободы. Вот она, родимая, радуйся пока не померла.
- Поэтому дома у меня больше нет. - Аврора опустила голову и весь её страстный пыл будто улетучился. Не прошло даже суток, как у неё ничего нет кроме собственной жизни, а она так бездумно ею распоряжается. Впрочем, лучше ли ей было сейчас, если бы она, подавляя тошноту, сейчас проводила первую брачную ночь с человеком, которого презирала больше всего и желала с милой улыбкой впечатать его отвратительное лицо в пол так, чтобы от него ничего не осталось.
- Ну, зато и мужа тоже нет! - скорее нервно, но всё-таки весело улыбнулась леди и посмотрела на симпатичного парня, с которым её путь вот-вот разойдётся. Ну правда, на простого горожанина он не похож, больше на представителя знатного рода... Но ни тот, ни другой не возжелал бы иметь дело с глупой девчонкой, решившей что она вольна решать всё сама в мире мужчин. Посему на дальнейшую помощь красавца можно было не рассчитывать.
- Благодарю за помощь, синьор. Если Вас не затруднит, не могли бы Вы не звать на помощь стражников и дать мне спокойно уйти?

+1

7

Всё же, людей очень легко читать. Особенно, если это  не знающий света белого птенец в благородной упаковке, решивший что если у неё есть рапира – то, конечно же, все неприятности просто испугаются и убегут. Храбрая синьора ведь и правда злилась, что порядком веселило итальянца. На этот раз Мукуро тактично смолчал, просто не считаясь с "хочу" спасаемой, и делая то, что ему велит мимолётное желание, и, как не странно, честь.
Рассказ девушки не удивил. Не то, чтобы он очень часто встречал благородных девиц, размахивающих оружием, оберегающих свою свободу, но ситуации, когда юную девушку выдают замуж насильно - были не редкостью, и не все из них были в восторге от подобной участи.
Выдавать блондинку Рокудо не собирался, как и решать её судьбу. Хотя что-то не позволяло просто уйти, оставив её одну разбираться с произошедшим, без денег и крова. Скорее всего, она тут же попадётся при попытке проткнуть очередного пьяного матроса, коих в портовом городе было подавляющее большинство.
- Дать спокойно уйти? - Туманник усмехнулся, добавив нотки насмешливого удивления в голос. Нет, ничего требовать от синьоры он тоже не собирался, но не мог не заострить внимание на моменте, да и хотел продолжить вечер в приятной компании. - Куфуфу, разве вы не хотите продолжить наше занимательное знакомство, синьора? Впрочем, выдавать вас кому бы то ни было, я тоже не собираюсь. - Мукуро улыбается уже без насмешки, с прищуром в разноцветных глазах наблюдая  за блондинкой.
Куда они могли бы отправиться? Обратно в трактир  - нет. Даже не смотря на то, что они могли подняться к нему в номер. Вести девушку туда не хотелось, и даже не по тому, что это было бы слишком подозрительно и компрометирующее, способное напугать благородную особу. Пожалуй - к морю. Вечер был тёплый, приятный ветерок ласкал кожу, а на небе сияла почти полная луна.
- Не хотите немного прогуляться? Если уж вам всё равно некуда идти.  Я обещаю, что не причиню вам вреда и не позволю кому-то ещё сделать это, пока вы со мной. - С улыбкой, уже куда мягче проговорил итальянец, указав рукой в ту сторону, где был выход к бухте. - Позвольте представиться. Рокудо Мукуро. - Туман легко поклонился, положив одну руку на грудь, а другую на эфес абордажной сабли.

Туманник и сам пока не понимал, что его притягивает в девушке её красота, или характер, заставивший сбежать из дома и попытаться вступить в бой с теми, кто хотели причинить ей вред. Но и вторгаться в её сознание, используя гипноз, или вытягивая наружу тайные страхи и желания тоже не хотелось. Куда интересней было поговорить, давая возможность рассказать лишь то, что она сама захочет, может даже помочь беглянке, чем чёрт не шутит.

Мукуро с ног до головы осматривает девушку, спохватившись, что ей, привыкшей ко всему лучшему, должно быть, неловко стоять в подраной одежде, и лёгким жестом скинув с плеч плащ, протянул его блондинке. Сам Мукуро остался в свободной белой рубашке с жабо, заправленной в чёрные штаны.
- Идём?! - Мукуро скорее утверждает, предлагая девушке руку, намереваясь вести её к набережной, и оттуда спуститься к прибрежной линии из песка и мелких камней.

+1

8

Аврора, выговорившись взахлёб, на одном дыхании, теперь наконец позволила себе отдышаться от последствий тёплого приёма в таверне. Честное слово, она была столь наивна, думая что сможет одолеть целую пивнушку пьяных выродков, но ничего другого ей не оставалось. Девушка до сего момента думала что не умеет ни бросать вызов, ни держать оборону, но судьба распорядилась иначе. Ещё в детстве ей говорили что не стоит ждать от судьбы подарков, необходимо действовать. «Кто же знал, что я именно так растолкую эти слова,» - с долей искреннего сожаления улыбнулась аристократка, прикрыв глаза. Отныне на помощь рассчитывать не следовало, но как оказалось, мир не без добрых людей.
- Благодарю за содействие, - девушка склонила голову в лёгком учтивом поклоне, помня о том, что теперь она не благовоспитанная дева дома Харт, а всего лишь гордая Аврора, держащая оборону против всех, не ломаясь и лишь с усмешкой выпрямляясь навстречу судьбе. Ведь так должны поступать достойнейшие из достойных? Не родись юная бунтарка хрупкой девушкой, из неё вышел бы прекрасный сорванец. Сейчас же свобода от родительских денег давала возможность не сожалеть более о "предначертанном", а делать всё что вздумается. А взбрела в девичью голову шальная мысль о том, что никогда не поздно стать тем самым честным сорванцом.

- Прогуляться? - мягко, как подобает воспитанной миледи, переспросила Аврора, поднимая взор на юношу с таким же завораживающим взглядом как и у неё. Казалось, будто в его разных глазах пылал одинаковый огонь, но он был отличен от пламени Авроры. Её огонь был беспокойным, но не сжигающим, во взгляде молодого человека было ледяное, не раз каравшее других, пламя и, возможно, он опасен. Однако, это бывшей благоразумной аристократке было не важно.
- Что же, Вы помогли мне и я с удовольствием составлю Вам компанию, синьор... - с лёгкой хитринкой произносит девушка, вновь избегая банального "ах, вы спасли мою жизнь". Гордость не позволяла признаться в том, что её спасли, ведь как же так? Она тоже дралась и сделала верный выбор. Кто знает, что могло бы случиться, не защити она свою честь? Сама мысль об этом была отвратительна ровно так же, как и мысль о том, что стоило послушаться родителей и выйти замуж не просто без любви, а попросту потому что так надо. Опасен ли этот юноша - значения не имеет, ведь важнее всего то, что с ним можно быть наравне. «И смотрит он бесстрастно, но не вершит суд надо мной... Подарок судьбы, не иначе. А может и насмешка...»

С привычной для леди, робостью, павшая дочь своего дома принимает плащ молодого человека и, с благодарной улыбкой, доверчиво протянула ему ладонь в ответном жесте.
- Меня зовут Аврора, - белокурая беглянка отводит взгляд, думая что же ещё рассказать этому человеку. Он обещал не привлекать полицию, предложил ей столь чудесную прогулку при луне, о которой пишут в тех странных книгах о любви, но доверять ему... Может, стоит попробовать? Казалось, ничего страшного уже не может случиться, тем более что тепло его тела, передавшееся через плащ, теперь согревало юную деву, что не привыкла к прохладным ночам вне дома. Где-то рядом послышалась ужасающая ругань местных моряков. Были ли это те, из трактира или же другие - это проверять девушка не захотела. С её рапиры достаточно крови на сегодня.
- И я очень хочу уйти отсюда подальше, - с легкой ноткой раздражения и смущения вещает девушка, ускоряя шаг и выходит так, будто это она сама ведёт Мукуро к набережной, сжимая его ладонь. Самоуверенна как всегда, только теперь ещё и немного злится скорее на себя, чем на юношу, что помог ей. «Пусть только попробует что-то сказать про то, что мол: "Остыла кровушка, милая леди?" Ну ничего подобного!» Харт весьма заметно надула щёчки, лихо утягивая за собой Рокудо.

Когда молодые люди подошли к набережной, облака, что закрывали сияющую полную луну, развеялись над океаном и теперь мириады звёзд были доступны взору этих двоих. Признаться честно, Аврора не владела наукой ориентироваться по звёздам, ведь этому учили лишь будущих мужчин, а без этих знаний делать на море нечего. Умрешь посреди океана и никто не найдет твой корабль. Юной девушке, запросившей разрешение на обучение мужским ремёслам, грубо отказали, перед этим ещё вдоволь насмеявшись.
- Мне всегда нравились звёзды, - вдруг шепнула девушка, с толикой зависти к юношам, но уважением к Рокудо. Аврора посмотрела на итальянца и печально улыбнулась, свободной рукой кутаясь в его плащ, а второй по-прежнему держа его за руку. Посмотри же, высший свет, на недостойного отпрыска своего! Юная дева, что в час ночной непозволительно долго не просто находится в обществе незнакомца без ранга, а держит его за руку, не смущаясь своей невоспитанности. А вот не станет она теперь прежней, даже если останется хрупким цветком, дрожащем на ветру.
- А ещё воздух, что бывает лишь вдали от земли. Он иной, не такой как здесь и где-либо ещё. - Мечтательно произнесла Харт, чуть крепче сжав ладонь Рокудо. Отчего-то в этом итальянце она пыталась найти если не родственную душу, то хотя бы того, кто поймёт и не станет обрывать её пустые слова громким смехом и нравоучениями.
- Скажите, Вы часто покидаете этот порт? - спросила англичанка, не зная как ещё превратить монолог в диалог. Разумеется, этот молодой мужчина не отсюда, он даже выглядит иначе, но было бы очень невежливо вместо задушевной беседы начинать раздражающий допрос. Тем более, ей было очень интересна одна вещь:
- Не знаете, что находится там, где звёздное небо сливается с водной гладью? - что же, такой неконкретный вопрос могла задать лишь юная леди, ничего не смыслящая в мореходстве.

+1

9

То ли безрассудная синьорина и вправду была не против прогулки, то ли приближающиеся голоса со стороны трактира придали ей такого желания, но она, накинув плащ, и сама потянула Рокудо к причалу, изъявив бурное желание удалиться отсюда подальше.
Туманник негромко рассмеялся, не сопротивляясь, позволяя девушке самой выбрать путь, забавляясь её мимикой и теми чувствами, отголоски которых мог уловить. Наверняка для неё сегодняшняя ночь станет первым настоящим приключением. Будоражащая кровь опасность, звон оружия, зажатая в руке рапира, напившаяся крови того, кто попытался покуситься на её честь, а в завершение прогулка под луной с незнакомым молодым мужчиной, ставшим ей мечом и защитой.
Сюжет в самый раз для женского романа, из тех, которыми зачитываются юные леди, если родители не отобрали у чада книгу вовремя, всучив пяльцы, или не заняв уроком этикета, танцев, или чего-то подобного, чему обязана быть обучена каждая девушка из высшего сословия.
В каком-то смысле Рокудо даже понимал беглянку. Он, благо, не был рождён девицей в аристократической семье, с обязанностью выйти замуж, но и в военный флот подался далеко не из черни, за короткий срок, благодаря таланту, быстрой обучаемости, изворотливому уму и не без помощи Пламени дослужившись до адмирала. Для своих двадцати семи - самый настоящий рекорд.  Но сдавать страдалицу на руки семьи или тащить к страже он её не станет, предпочитая не вмешиваться в чужую судьбу. Если только она сама не пожелает вновь объединить их дороги.

Совсем скоро они вышли к набережной, оказавшись наедине с усыпанным звёздами небом, и морской бухтой, за горизонтом которой было средиземное море.
Завораживающая картинка настроила девушку на романтичный лад. Перед этим видом даже иллюзионист не мог остаться равнодушным, с нежностью глядя вдаль, сожалея, что не может покинуть порт сегодня же. Разогнув руку, туманник позволил девичьей ладошке скользнуть в низ, по гладкой шёлковой ткани, после чего перехватывая её, легко сжал в своей ладони.
Посмотрев на Аврору, Мукуро чуть улыбается ей, рассматривая красивое, освещённое звёздным светом лицо, белоснежные пряди волос, развеваемые ночным бризом, выразительные глаза, в которых можно было бы утонуть.
Жесть фамильярный, но иллюзионист ни на что им не намекает, да и не собирается воспользоваться ситуацией и беззащитностью своей спутницы. Легко пожимает плечом и чуть улыбается. Без насмешки, даже ласково, стараясь через улыбку дать понять девушке, что ей действительно ничего не угрожает сейчас. Просто жест, дань романтической обстановке и необычности ситуации.

- Скорее уж, я редко в него возвращаюсь. Раньше я служил в Королевском Морском Флоте, но вынужден был покинуть его... по некоторым причинам. - Усмехнувшись, итальянец прикрывает глаза, снова оборачиваясь к воде и подставляя лицо ветерку. По сути - он дезертир. А на практике - контрабантист и убийца. Служба на Корону явно не то, что обеспечит ему если не долгую, то весёлую жизнь. - Куфуфу. За горизонтом свобода. Быть может, вам бы понравилось открытое море, синьорина. Но, увы, женщина на корабле - к беде. Ни один капитан не возьмёт вас на борт. - Снова обернувшись к Авроре, мужчина смотрит ей в глаза, ощущая среди желаний девушки оказаться там. Вырваться из того замкнутого круга, в котором она росла. Впрочем, это ей уже удалось. Остался лишь вопрос, как выжить.
- Впрочем, в этом смысле мы с вами в одинаковом положении. Сейчас я не могу покинуть бухту, так как ни один из здешних капитанов не рискнёт взять такого пассажира как я. Да и мне не выгодно уходить в море с ними, а набирать собственную команду, для того, кто не проводит всё время в море - не имеет никакого смысла. - С чего такие откровенности? Быть может потому, что этот едва оперившийся птенец, попавшийся на его пути, вызывала симпатию своей храбростью и тягой к приключениям. Из девушки мог бы получиться неплохой лидер, будь у неё такая возможность. Эдакая Жанна Д'арк, только в море. Даже немного жаль, что это лишь мимолётная фантазия одного не в меру активного иллюзиониста, коллекционирующего всё необычное.

+1

10

Аврора с нерешительной робостью во взгляде, смотрела в звёздное небо, будто бы пытаясь найти то, что ускользнуло давным давно из памяти прошедших лет. Девушка любила звёзды, ведь они дарили свет тогда, когда вокруг собиралась непроглядная тьма. Быть может, она сама желала быть такой? Той, что освещает путь кораблям. Той, для кого не существует преград а облака, что иногда заслоняют небосклон, не в силах помешать светить звёздам. Напротив, они как будто-бы заботливо укутывают детей неба в мягкое одеяло, скрывая их от чужих любопытных глаз, дабы те перестали использовать их в своих целях. Звёзды всегда были прекрасны и далёки так же, как была далека аристократка от своей собственной мечты, но Аврора не помнила ни дня, на протяжении которого никогда не мечтала о дальних странствиях и о том, что она сама, хрупкая и беззащитная, когда-нибудь сможет уберечь других от гибели, ведь именно этим занимались звёзды, светом своим наполняя сердца моряков надеждой на скорое возвращение в порт. Небо и вода, сливающиеся в одно где-то там, далеко-далеко, россыпь звёзд и человек, рука которого не отпускает её ладонь... Аврора любила романтику, но ещё больше она любила элементарное понимание, а его в её жизни не доставало.

Видела ли Харт мужчину в этом красивом спасителе своей души - не столь важный вопрос, ведь прежде всего то, что он может разделять её мнение. Вдруг он тот, кто поддержит её мечту, а не осмеёт стремления и планы, назвав их глупостью её юности? Вот то, что заставляет сердце биться чаще, а не то, что пишут в дамских романах. Приключения - вот что действительно может увлечь её, но Аврора совсем не против разделить их с человеком по имени Мукуро и сейчас, встретившись с ним взглядом, она улыбается по-настоящему, от всей души, пусть та и трепещет в ожидании разочарования. Ведь не смешно ли: девушка на корабле! Девушка-капитан! Да за такое любой "здравомыслящий" освистает и посоветует скорее не засиживаться в девицах, нежели идти навстречу мечте.
- Мукуро, - сорвалось с губ девушки имя до сих пор таинственного, но обходительного молодого мужчины, но что сказать дальше - это серьёзный вопрос. Аврора даже не хотела обращаться к нему, имя само выскользнуло... Наверное, чувства сами подсказали ей что делать, но рассудок останавливал шальной порыв маленькой птички, что едва научилась летать, а уже мечтала воспарить с насиженного места к столь манящим её, звёздам. Не найдя что сказать, девушка отвела взгляд и обратила своё внимание на небесные светила, полагая что они могут ей помочь. И пусть бывшая аристократка знает что делать, решиться на это оказалось куда сложнее даже тогда, когда чья-то рука мягко, но уверенно держит твою. Аврора верила, что в прикосновениях есть связь, что они могут помочь принять решение и ободрить, поэтому неуверенно-крепко сжала ладонь спасителя.
- Вам повезло родиться мужчиной, - тихо проговорила она, без доли обвинений, таков уж факт. - Но вы не смеётесь, не пытаетесь наставить на путь, что люди называют единственно верным... Звёзды направляют моряков по разным путям, но каждый из них - правильный. Поэтому я хочу чтобы они направляли и меня. - Доверительно произносит девушка, вдруг робко сжав обеими ладошками руку человека, которому, как ей показалось, уж можно рассказать о том, что приличней и благородней было бы хранить за семью замками. Леди чувствует, что голос её предательски дрогнул, но взор, обращённый на юношу, наверное ещё никогда не был таким уверенным. Ей надоело, что всё за неё решают другие и не только это. Ей надоело считаться с теми, кто дальше своего дома не выползал, а наивно полагает что видел жизнь и может учить одних и уничтожать мечты других. И пусть будет больно или страшно - какая, к чёрту, разница? Какое это всё имеет значение, когда ты живёшь, а не существуешь? И плевать, что она доверится тому, кто был по определенным причинам покинуть столь высокий пост как служение Короне. Не имеет значения кем он был, важнее то - кем он стал, а в её глазах Мукуро стал тем, кто не осудит, но научит.

- Я бы... - начинает девушка, не отводя взгляда. - Мукуро, а может быть я... нет, может быть мы... Мукуро, давай уплывём отсюда! - выдаёт Аврора, нетерпеливо смотря в необычные глаза необычайного человека. Аристократка никогда не зачитывалась романами, потому и не могла знать о том, что эта фраза банальна и избита настолько, что её даже трогать мерзко. Не могла знать и того, что в таких книгах подобное выдают лишь восторженные голубки, что разлетятся спустя несколько страниц. Не догадывалась о фальши, что скрывали эти слова, а потому и говорила это на полном серьёзе. Да, пусть Харт не знала, что будет делать при малейшей качке, её слова не были пустым звуком, ведущим в никуда и поэтому даже начала задумываться о том, где можно взять корабль и кем она там будет, поэтому в голову пришло лишь одна светлая идея вместо двух:
- Насколько велика вероятность успешного угона корабля...? - задумчиво вещает девушка, ни чуточки не смеясь. Раз парень служил во флоте, он наверняка не дуралей, умеющий лишь пить да браниться. Аврора не знала, кем станет для него и каково будет её предназначение, но одно она видела точно - своё место на корабле она найдёт. Оставалось лишь надеяться на то, что Мукуро не примет это как романтический порыв наивной, образованной, но глупой юной леди и её совершенно искренний романтизм и побуждения не будут развеяны с первым смехом и разочаровании в глазах этого мужчины, которому она сходу доверилась, не думая о последствиях, что свойственно тем, кому терять уже нечего.

+1

11

Девушка, очевидно, прониклась атмосферой и ситуацией, и буквально трепетала от раздирающих её чувств. Туманник лишь сочувственно улыбнулся, наблюдая за терзаниями синьорины, буквально написанными на милом личике.
Когда прозвучало его имя, он уловил в её голосе нотки, вызывающие его собственный интерес. Там были не только грусть или сожаления о своей участи, но и едва уловимая решимость, предшествующая какому-то решению, которое блондинка собиралась принять.
Иллюзионист молча смотрит на девушку, ожидая продолжения, и не желая спугнуть порыв. Любопытство продиктовало желание не просто услышать, но и увидеть всю суть беглой аристократки, сейчас больше похожей на восторженную девочку, начитавшуюся любовных романов, что уже не так вязалось с первым впечатлением.
Рокудо использует Пламя, когда синьора оборачивается к нему, беря его ладонь двумя руками, и появляется возможность поймать её взгляд. Вместе со словами туманник читает её истинное желание, стремление, всё то, на что она готова ради его исполнения, таким образом видя истину, а не только несколько наивных фраз и взволнованный вид Авроры.
Была там и решительность, и страсть в сердце, и тяга к приключениям.
А понимает ли она, что приключения означают ещё и смерть, боль и потери? Готова ли ко всему этому, и сможет ли выдержать, не сломавшись, и, если, не погибнув в первой же передряге, то покончив с собой, не справившись с кровью и болью? Мукуро казалось, что у неё могло бы получиться. Так подсказывало Пламя, и то, что он смог узнать с его помощью.
А ещё были поступки, в которых благородная девица не только не подчинилась родителям, тем самым лишившись дома, но и не побоялась обнажить рапиру, в попытке защитить свою честь. Вот только толики здравого смысла ей не хватало. Пусть она и умела обращаться с оружием, может быть, обладала куда большими навыками чем ждёшь от девушки благородных кровей, если бы не вмешательство Рокудо, быть ей сейчас изнасилованной разъярённым от количества спиртного и её поведения моряком, вероятно с выбитыми зубами, и с будущим бастардом в чреве. Эта безрассудная нотка могла бы стать проблемой, да и наверняка станет, принося девушке неприятности.

А вот когда Аврора заговорила про попытку "угнать корабль" доселе молча внимавший её речам, и занятый анализом собственных выводов Рокудо не выдержал.
Рука сама потянулась к лицу, прикрывая глаза, а негромкий смех вырвался наружу. Уж очень наивно и по-детски это прозвучало. Глупо, невозможно и именно потому притягательно и интересно.
В голове сам собой начал выстраиваться план, в котором Аврора может быть... капитаном, почему бы и нет. Юными девушками легко манипулировать, и иллюзионист не сомневается, что через неё может получить не только возможность безнаказанно делать что хочет, выворачивая ситуации в наиболее выгодные ему стороны, но и оставаться на материке столько, сколько ему понадобится, в любой момент вернувшись на корабль, тем самым обеспечив себе безопасность.
Собрать команду и заставить её подчиняться пылкой итальянке. Это будет не так уж и легко, но с порывом синьоры начать карьеру с грабежа, можно не беспокоиться о репутации людей. Что до их преданности... Мукуро не понаслышке знает, что если дать людям то, что они хотят, и держать потом в железной рукавице, то они будут уважать и подчиняться. Только это не должно быть игрой. Всё будет по-настоящему, и блондинка должна стать настоящим моряком и капитаном.
"Будет".
Поймав себя на том, что думает в настоящем времени, Мукуро резко оборвал смех, поняв, что уже принял решение.

- Синьорина Аврора. - Посерьезнев, иллюзионист смотрит в глаза человеку, которому собирается помочь добиться власти и уважения. Сделать капитаном. Своим капитаном.
- Я могу научить тебя как жить в море. Рассказать как ориентироваться по звездам и вести бой, все те вещи, которые должен знать любой хороший моряк. Набрать людей в команду и заставить их слушаться. Но готова ли ты к этому? Тебе придётся доказать, что ты достойна быть частью команды, заставить их уважать себя, став настоящим предводителем.

Иллюзионист смотрит в глаза девушки, ища в них ответ, хотя уже и так знает каким он будет. Сейчас он как никогда серьёзен, и надеется, что девушка воспримет его слова так же, несмотря на спектр эмоций, бушующий в её душе сейчас.

Достав клинок, иллюзионист опускается перед аристократкой на одно колено, склонив голову, и протянув саблю ей.
- Прошу принять мой клинок как свою защиту и опору, капитан.

На губах Мукуро на миг появляется усмешка, а в глазах загорается азарт и предвкушение новой интриги, грандиозного плана, который перевернет средиземное море. Впрочем, торжество, ощущение власти над ситуацией, радость от грядущих перспектив стираются, как только иллюзионист опускает веки, открывая глаза уже с поднятием головы, не отражая ничего кроме света звезд и напускной решимости. Ему опасаться нечего, а вот девушке стоит показать, что в неё поверили. Впрочем, это даже не будет ложью, и вне зависимости от собственных целей, Рокудо с полным пониманием трудности ситуации решил сделать всё, что озвучил.

***

Уже поднявшись на ноги, туманник ласково улыбнулся своему будущему предводители, пока что не задумываясь о том, что натура девушки вполне может обернуть его цели на искреннюю преданность.
- Идёмте, синьорина Аврора. Какое-то время поживете в моей комнате у трактирщика, пока кто-то из других постояльцев не уедет, освободив ещё одну. Мне понадобится время, чтобы найти людей в команду. Никто не реквизирует корабль силами двух человек. Так мы даже из порта выйти не сможем. Не говоря о том, что без, хотя бы, базовых знаний никто не воспримет вас всерьёз.

+1

12

Аврора выложила своему спасителю всё как на духу: все недостойные юной леди, помыслы, все смехотворные желания и спорные устремления, что давно таились в душе. Пусть родительский дом и добр к ней, и уютен, теперь всё перевернулось с ног на голову. Иногда приходится выбирать между готовым уютом и борьбой за собственное счастье. Отказавшись сделать так, как повелели родители, Харт собственными руками, сама не оставила себе выбора, чтобы в последствии он был. Откуда взялась мода на вечное ограничение свободы, так и не ясно, а потому менять одну клетку на другую - не это ли хуже самой смерти? Тем не менее, Аврора теперь боялась. По-настоящему боялась, вздрагивая при малейшем шорохе и не зная, куда податься. Прекрасную деву наверняка взяли бы в куртизанки, а может рано или поздно, насильно сделали бы одной из них, но и эта перспектива пугала не меньше. Неизвестность. Некуда было пойти, круг деятельности простой женщины строго ограничен тяжёлой работой и рождением детей. Харт лишь повезло с тем, что её жизнь была чуть уютнее, а образование - куда лучше. Но всё не то. Аристократки обязаны блистать на балах и уметь перевязать раны воина, если потребуется, только вот этот момент её родители пропустили. Аврора знает лишь теорию и до сегодняшнего дня никогда не видела как проливается чужая кровь. Не слышала звон шпаг и настоящих выстрелов. Теперь, когда адреналин уступил место привычному страху, девушке захотелось было плакать, но она уже так устала от этого. Она поплакала первую ночь об ушедшем, а день посвятила слезам о неизвестности - не пора ли перестать жалеть себя?

Именно поэтому, услышав смех Мукуро, Аврора не заносит руку для пощёчины тому, кто посмел осмеять её душевные порывы. Аристократка даже не дрогнула, лишь почувствовала кожей прохладный ветерок и прикрыла глаза, понимая что всё сказанное ей - глупости. Детская фантазия, бесполезные мечты, бесперспективные порывы - куда ей до юношей? Куда ей до сильных женщин, коих принято оскорблять или вовсе показательно казнить. Да у неё хватило решимости лишь на побег, а что дальше...? А дальше лишь мужской смех, ставший привычным для юной девы. Только вот за смех свой он ответит. Девушка сжимает кулаки и даже не думает убегать в темноту набережной, плача и проклиная себя и весь белый свет.

Аврора не говорит ничего, пускай Мукуро смеётся. Пускай, ей всё равно. Она самолично отрезала себе пути для отступления, лишь со временем она сможет отпустить прошлое, в котором она была лишь цветком в оранжерее. Сейчас нужно просто потерпеть. «Так смеётся, будто бы не видел того, на что я способна...» - и всё-же по-детски оскорблённо думает про себя девушка, на пару мгновений даже надув губы, но берёт себя в руки и, когда молодой человек успокоился, девушка была готова с честью выстоять под шквалом оскорблений и насмешек, однако...
- Капитаном...? - робко переспрашивает девушка, не веря своим ушам и непонимающе смотря в глаза напротив, что пылают огнём решимости. Ледяным и расчётливым, но обжигающим огнём. А их обладатель даёт самое важное обещание в её жизни. Обещание, что дороже всех супружеских клятв. Обещание, что немедленно приходит в исполнение и сердце будущего капитана тревожно дрогнуло.
- Мукуро, Вы... - аристократка не краснеет, подобно девам, услышавших непристойное предложение, но лишь на шаг отступает от мужчины, дабы убедиться в том, что это всё не снится ей. Что ноги ещё держат, а голова - на месте, потому как свободолюбивое девичье сердце билось так сильно, что эхом отдавалось в ушах, заглушая все мысли.

Восхитительный защитник серьёзен, его взгляд не изменился, остался холодным, присущим опытному бойцу. Разве что лицо его выражало уверенность и... преданность? Аврора не видела доселе такого взгляда и таких лиц. Сколько бы слуг не было у её семьи, они могли уйти без сожалений, потому как ничего не обещали. А Мукуро смотрел на неё так, словно воистину она та, кто может стать капитаном. Аврора больше не сомневалась, даже справилась со своей ролью величавого капитана, принимая своеобразную присягу Рокудо. «Будет сложно... Я совсем ничего не знаю о мире, что был за стенами всё это время...» - с тревогой думает девушка, но и отказываться от мечты не намерена.
- Храните верность в своём сердце, а отвагу - в здравом уме и холодном рассудке, - с некой осторожностью, но достаточно громко произносит Харт, первое, что пришло в голову. Теперь, когда юноша поднял голову и смотрит на неё с заметной решимостью, Аврора так же перестаёт сомневаться, потому невесомо касается пальцев, держащих оружие, едва заметно кивая. Она не знала слов, которые на самом деле приняты в кругу мореплавателей, однако почему-то именно эти слова ей захотелось произнести. Такие простые, звучащие как ответная забота о присягающем, слова идущие от всего сердца. Ведь именно отвага сподвигла её саму отринуть прошлое, а здравый ум и холодный рассудок пригодится в бою. Пусть последние два пункта будут хоть у кого-то из них.

Аристократка несколько воспряла духом, ведь их пути пересеклись. Не зная ничего о Рокудо Мукуро, она приняла его верность и клинок, а ему доверила свою жизнь и ответную верность, ведь нет сильнее людей, что объединяются ради общей цели. И пусть она ещё неоперившийся птенец, Аврора как никогда уверена в том, что сметёт все преграды на своём пути, потому и смелеет, позволяя себе вольность, с удовольствием возражая мужчине. С нежной ответной улыбкой девушка кладёт руку на его плечо.
- Мы только пришли, Мукуро... - Харт склоняет голову и смотрит в глаза спасителя своей души. - Я лучше пойму, если Вы покажете мне всё на практике. Может, начнём прямо сейчас? - Аврора улыбается, а возле неё чувствуется непонятная аура, затуманивающая разум. Едва заметная, синяя аура, что мелькнула в её собственных разноцветных глазах лишь на долю секунды, из-за чего девушка замешкалась, не понимая что происходит, но после собралась, отпустив наваждение и решив, что ей показалось.
- Может, пройдём до порта, чтобы посмотреть корабли? Они ведь имеют разные классификации? Вы служили на флоте во имя Короны, потому в выборе типа корабля я полагаюсь на Вас, Мукуро.

+1

13

----------------------------- The end.-----------------------------

   Part 2   

0

14

На море уже три дня стоял штиль, и вот, только-только наметилось какое-то просветление на горизонте. Разбитая на сменяющие друг друга в обязанностях группы команда, по этому поводу, подрасслабилась и развлекалась распитием рома, в умеренных количествах да азартными играми. Море окрасилось багровыми тонам, отражая свет закатного солнца, бликуя на гребешках воды, создавая картину, достойную кисти величайших художников современности. На палубе почти никого нет: только смотровой на посту, пара человек, в безделье шатающихся от борта к борту, да Мукуро.

Трехмачтовое судно, реквизированное из резерва адмиралтейства, было перекрашено в черный с золотом цвет, и мерно покачивалось, дополняя картину. Паруса - так же замененные - сейчас были собраны, и только флаг с избранным капитаном гербом едва трепыхался на просыпающемся южном ветру. А вокруг - никого. Ни англичан, ни итальянцев, ни даже пиратов, жаждущих поживиться за счет одинокого судна. не предвидится на горизонте. А даже если предвидится - их не тронут, если только не будет отдан приказ к атаке. Корабль просто не увидят, пока иллюзионист того не пожелает.
Для команды, простых, по сути, людей, мятежников, каторжников, сброда различного помола, вспоминающего о дисциплине и единстве лишь по команде – всё объясняется невероятной удачливостью капитана. На деле же это скрывающая от чужих глаз завеса, созданная туманником, и дающая им фору, а так же эффект неожиданности.
Бесчестно - да, ну и плевать. В честь Мукуро наигрался ещё в бытность свою службы на Корону, и пока он на борту - ни одна падаль не подберется к ним незамеченной. Пока нет.
Тем более что обозленный вельможа, узнавший, чем занялась сбежавшая из-под венца, а потом из дома дочь, объявил на них охоту. Решил, что девчонке заморочили голову, чтоб подорвать доброе имя и крепкое положение семьи при дворе. Что это было задумано изначально. Объявил девушку похищенной и натравил на судно цепных псов, объявив за голову всякого, кто ступал на борт корабля, кругленькую сумму в награду. И как же он, черт возьми, ошибался.

****

В настоящий момент разноглазый иллюзионист стоял лицом к морю, сложив затянутые в белую ткань перчаток ладони на бортик, задумчиво глядя вдаль.
События последних месяцев развивались стремительно и неотвратимо, замыкая круг. Капитан Аврора быстро училась морскому делу, и оказалась девушкой с сильной волей и решимостью, достойной незаконно полученного титула, полностью оправдав ожидания дезертировавшего адмирала, а ныне шкипера под её командой. Смогла показать спешно сбитой команде, что с ней нужно считаться: Мукуро даже почти не пришлось прибегать к внушениям и насилию, дабы подкрепить авторитет Беатриче страхом.
Он ни на секунду не пожалел о принятом решении, и пусть им ещё предстоит долгий путь - начало было положено. Он мог по праву гордиться своим капитаном, и гордился, заняв не только выгодную позицию этой шахматной партии, но и по-настоящему проникнувшись идеей и, может, даже, обретя новый смысл.

Редкий порыв ветра, ещё только рождающийся меж облаками о водной гладью, дохнул в лицо запахом соли. Тонкие губы иллюзиониста изогнулись в улыбке - он чуял присутствие человека, нарушившего уединение, но не спешил оборачиваться, делая вид, что погружен глубоко в свои мысли. Только рука, на всякий случай, сместилась ближе к поясу. Просто на всякий случай, вдруг кое-кто решит поразмяться и устроить спарринг.

+1

15

Капитанская каюта, что по праву принадлежала Авроре, не пестрила богатством и роскошью, к которой девушка привыкла. Старые, слегка потертые доски отчитывались о каждом шаге новоиспечённого капитана. Впрочем, слишком утруждать себя ходьбой Авроре не приходилось, разве что поначалу. Первые пару недель она носилась по судну и, не без чуткого руководства Мукуро, составляла план по преображению корабля и по его ремонту, которого тот явно требовал, обиженно скрипя и качаясь на волнах. Штиль. Самое время отдать приказ проверить грот-марс. Состояние площадки оставляло желать лучшего. Капитану было совсем несподручно упускать подобное из виду, кто-то может провалиться под доски в любой момент и благо, если не в момент внезапной атаки или сильного шторма. Только вот Аврора всё же старалась держать Мукуро поближе к себе. Ей всё ещё казалось, что даже такое важное поручение команда может проигнорировать. Звуки веселящихся матросов то и дело доносились до слуха Харт подтверждали опасения девушки - кто захочет прерывать веселье из-за женщины, которой здесь и сейчас важна безопасность команды? Однако, Аврора не могла бы стать хорошим капитаном, продолжая сидеть здесь и бояться отказа.

Аристократка решительно поднялась и доски под её ногами своевременно возвестили о том, что близится конец веселью, пусть за мерным и приятным шумом штилевых волн никто не мог услышать предупреждения. Харт уверенно зашагала, на ходу поправляя свою новую одежду. Надо признать - куда более комфортную. Где искать Рокудо она примерно знала и сразу пошла на место его привычного обитания, не обращая внимания на красоту вокруг себя. Боялась увлечься, а может, просто растерять свой грозный внешний вид? Как ни крути, только Мукуро знал о некоторых её слабостях. Но она честно старается их скрыть, даже предлагала помочь в ремонте задней мачты на прошлой неделе, чем вызвала шквал непонятных эмоций: мужчины то ли устыдились, то ли попросту не захотели принимать помощь. Тогда Аврора не стала настаивать, команда справилась быстро и качественно выполнила свою работу. Только вот тогда с ними остался Мукуро, но он ведь не будет вечно нянчиться с ней и своим грозным ликом до смерти пугать наглеющих. Он и так делает слишком много. Авроре всё ещё казалось, что он взваливает на себя её работу и это очень нервировало. Был у капитана один существенный недостаток - она слишком многое привыкла контролировать лично. Всюду лезла, желая разобраться во всем понемногу, считая что это её обязанность и право, чем могла раздражать многих, но пока они молчали. Авроре стоит так много изучить, а пока она, будто ребёнок, аккуратно касается локтя Мукуро. Она знает, что он всегда готов к бою, а потому желает его успокоить сразу, не доставая шпаги.
- Мукуро, - она позволяет себе едва заметную улыбку, когда шкипер обращает на неё внимание. - Мне нужен твой совет как наблюдателя. Я вижу, команда развлекается. Но доски грот марса никуда не годятся и их нужно заменить. Это проще, чем в лучшем случае лечить переломы. Что ты об этом думаешь?

+1

16

Ладонь расслабляется, скользит ниже, словно бы и не было мига ожидания. Тонкие губы кривятся в улыбке, а в сощуренных из-за солнечного света глазах мелькает озорная искорка. Рокудо оборачивается со спокойной медлительностью, удерживая на лице маску невозмутимости и безмятежности.
Рядом с капитаном экс-адмирал не позволяет себе выражения эмоций превосходства или снисходительности, играя в свою партию со всей серьёзностью. Ни грамма фальши. Ни одной надуманной реакции. Лишь сокрытие и переживание всего, что должно быть пережито. Для иллюзиониста это привычный способ взаимодействия с миром. Как на пианино, от октавы к октаве, от минорной ноты к мажорной, он играет собственными чувствами, чтоб обмануть чувства чужие, ибо первое правила хорошего лжеца - не обманывать. Верить. Быть.

- Капитан. - Чуть склонив голову, приветствует её разноглазый. Это не светский приём, иначе он следовал бы этикету до последней буквы, но и про элементарную вежливость забывать не стоит, даже если стоишь на палубе пиратского судна.
Девушка говорит об очевидных проблемах, требующих решения, и она права. К сожалению, отбить силами неопытной команды хороший крепкий корабль можно разве что в мечтах, потому приходится заниматься реставрацией. И пусть сейчас им ничего не грозит, и от взора людей они уберегутся - но море не обманешь. Заставший врасплох шторм -  и тогда кто-то может поплатиться за свою халатность, в лучшем случае отделавшись сломанными костями.
Мукуро чуть хмурится, задумываясь, не отводит разноцветного взгляда от глаз Авроры. Она так серьёзна и решительна, но и сомнение не ушло ещё до конца из мыслей. Сомнения в себе. Что же, кормить эти сомнения не стоит.

- Вы правы, это никуда не годится. - Мукуро легко улыбается, кивает. Он не будет решать за неё, или наводить дисциплину среди команды, пока того не требует ситуация. Или, пока не получит такой приказ. Во время спокойное Беатриче лучше самой укреплять свой авторитет и заставить подчиняться. От этого зависит очень многое, когда вы находитесь в изоляции долгое время, и тем более, когда вы вне закона, и в любой момент можете попасть в опалу.
Разгульная пьяная романтика на пиратских суднах, команда которых, по началу, может состоять из отребья, не уважающего никого и ничего - такая же сказка, как и счастливый конец в рассказах о нежных принцессах. Да - мужичьё может быть совершенно невоспитанным и плевать хотело на пожелания белокурой командующей, но все они знали на что шли,нают морское дело и порядки, необходимые для выживания, и будут ли они верить в угрозы, будут ли считаться с нею не только для видимости, гротесково, театрально, цепляясь за шанс свободной жизни, надеясь проскользнуть в неё без мыла и хорошо устроиться - зависит лишь от твёрдости характера и воли капитана.
В бою неподчинение приравнивается к дезертирству и карается смертью. Даже здесь, где закон перестаёт играть хоть какую-то роль. В остальное время лишь капитану решать, какое наказание выбрать для любого зарвавшегося наглеца. Тем более, что её не тронут. Могут проигнорировать; могут высмеять - хотя смеяться в лицо девушке тут уже никто не станет, этот этап был успешно пройден Авророй; могут тянуть резину, но вот поднять на неё руку не посмеют - об этом Мукуро позаботится.

- Вы можете отдать приказ, если считаете, что сейчас подходящее время, и те из матросов, кто знают плотническое дело, всё сделают. - А может быть она уже давала такое указание? Тогда тем более ей стоит проявить жёсткость. Ей самой, и именно сейчас, когда скорость выполнения приказа некритичная и последствия не станут фатальными.

+1

17

Авроре не доводилось тренировать волевые качества, которые не были атрибутами юной леди, а потому ей было не по себе каждый раз, когда она брала на себя смелость командовать мужчинами. Не положено. Было неположено, а теперь - это её прямая обязанность. Только от её решений зависела судьба команды и дальнейшего курса. Странное дело, но Авроре это доставляло некоторое удовольствие: отдавать прямые приказы и требовать немедленного их выполнения вместо манипуляций с помощью женских чар и дальнейшего ожидания исполнения прихотей. И если выполнять мелкие прихоти знатной девушки было в радость и тешило самолюбие, то вот слушать приказы... Харт понимала в каком положении находится. Иногда ей хотелось уткнуться в камзол Рокудо и проявить слабость, но то были лишь сиюминутные желания. Отголоски прошлого и только. В настоящем капитан была вся в своих мыслях и лишь положила свои руки рядом с тем местом, где лежали руки шкипера. На душе было неспокойно. А вдруг грянет гром и они лишь растеряют запасы смолы и потеряют кого-либо из команды, если вдруг поднимется буря?
- Ты говорил с нашим навигатором? Что ему сказал ветер и звёзды? - Аврора подняла взгляд вверх, после чего на время прикрыла глаза пытаясь понять самостоятельно чего стоит ожидать от погоды. Конечно, открыто капитан не могла выразить опасений, в ужасе перед неизвестностью забиваясь в угол - пусть ей подчас именно этого и хотелось,- а потому лишь уверенно чеканила каждое слово так, чтобы её услышали. Со стороны команды послышался хмельной смех.
- И как давно они пьют? То, что на нас не напали ещё не значит, что можно напиваться. Проследи за тем, чтобы знали меру. - Харт приоткрыла глаза. Ей неловко приказывать этому высокому и статному разбойнику и дуэлянту, но она нашла решение: закрывать глаза и пока это помогало. Только вот девушка понимала и то, что общение с командой входит и в её обязанности тоже. Но в данный момент у неё много работы и, в том числе, ей нужно проверить остатки провизии и, отдав приказ накормить команду, вернуться за изучение морского дела. Такие знания не освоить за столь короткий срок и любой, казалось, на этом судне знал о море больше чем она. Что уж говорить о Мукуро - он больше походил на капитана корабля и знал лучше всех что можно, а что нельзя делать. Однако, он отдал командование ей, не знающей ничего ровным счётом ни о жизни, ни о мореходстве.

Аврора определено всё ещё не доверяла Мукуро как человеку, а потому, смотря на него, усиленно старалась «прочитать» его, но этот статный фолиант лишь дразнил плотным и красочным корешком. Но Аврора не оставляла попыток сделать это, не боясь разочароваться в своём спасителе. Точнее, похитителе и обольстителе. И это даже смешно! Конечно, Рокудо казался загадочным и был хорош собой, что ещё нужно? Однако, этого совсем недостаточно для того, чтобы влюбиться. Сбежать в неизвестность - пожалуйста, тем более её и так вышвырнули из дома и теперь намерения семьи были ясны как день. Они и правда считали что она вернётся или сгинет на радость родне и прессе: какое горе, такая трагедия! Впрочем, отец своего добился и наверняка всем рассказывает как он несчастен и как скорбит семья... Капитан тихо рассмеялась, наконец дыша полной грудью и имея возможность выдохнуть. Никаких больше корсетов. Никаких балов. Лишь ветер, море и разноглазая загадка по правую руку, которую необходимо разгадать до того, как сундук с тайным сокровищем явит капитану подлого предателя. Будет жаль потерять столь ценный кадр. Впрочем, страх потери не выражается в дрожании колен и заискивающем тоне: Аврора приказывает и будет приказывать, если в том будет необходимость. Ведь Мукуро сам подписался на это, сделав её капитаном. Мог ведь просто забрать с собой в качестве подружки. Что за игру ведёт этот разноглазый?
- Необходимо найти тех, кто трезв. Я не доверю эту работу захмелевшим матросам. Если кто упадёт за борт, мы потеряем время, спасая его.

+1

18

- Уже вскоре штиль может смениться бурей, мой капитан. Южный ветер проснулся, и, судя по всему, прибьёт нас к берегам Мадейра. – Туманник отзывается спокойным голосом, переведя взгляд к горизонту, где пока ещё рваными клочками, обрывками пара и кристаллизованной воды собирались тучи. Обманчиво далеко, не замено для непривыкших правильно смотреть сухопутных.
Что же, спрашивать у кого-то совета Мукуро не требуется. Курс составлен, а детали он способен прояснить и самостоятельно. Об этом он, впрочем, не говорит, лишь позволив себе едва уловимую, за секунды скрывшуюся в уголках губ усмешку.
- Там мы сможем пополнить запасы.
Капитан отдаёт приказ, но туманник чувствует неуверенность в её словах и чувствах. Она ещё не утвердилась в своём праве, что куда хуже – в собственных глазах. Для Мукуро же это возможность немного её подразнить, провоцируя на более решительные действия.
- Уже не переживаете за свой авторитет, капитан? Хотите, чтоб я их приструнил или просто не знаете чем занять своих людей? Матросы начали пить на второй день штиля, только меняют друг друга на постах. Им скучно. – В голосе безмятежность. Рокудо не отказывается выполнять приказ, лишь подначивает, ждёт, пока она отдаст его как старший по званию, а не урчащий котёнок, только выбравшийся из корзинки, слишком растерянный при виде огромных стен и бескрайних просторов комнаты.
Пожалуй, Мукуро нравилась эта игра. Дразнить её, находясь на грани вопроса. Пусть сама решает, что и когда было вложено в слова. Какие из них возражение, какие указания на ошибку, какие уточнение, а какие обыкновенная беседа.

Девушка смеётся, задумавшись о чём-то своём, и в этот момент выглядит как никогда живой. За ней приятно наблюдать в такие вот моменты озарений, когда вдохновение и уверенность отражаются на юном красивом личике. Именно в такие моменты, хочется идти за ней, и понимаешь, откуда порой черпают вдохновение поэты.  Но и это мгновение проходит, и Беатриче возвращается к делу. Разыскать способных держать в руках доски и молоток, впрочем, будет не слишком трудно.  Она, может, ещё не привыкла, но чтоб по-настоящему напоить матроса нужно больше чем замершее море, горячий воздух да пара бутылок горячительного. Да и все, кто идут под парус, и сами знают свою меру, если и не считаясь с белокурой красавицей, взявшей командование над ними, то и не желающих сгинуть в пучине или под осадой чужих пушек.

- Позвольте провести вас, Аврора. Сможете лично убедиться в рабочих. – Вкрадчиво отзывается туманник, предлагая итальянке руку, как того требует этикет, не позволяя себе без спроса касаться девушки.
Идти, впрочем, не долго. Лестница уводит их на нижнюю палубу, где резвилось с десяток матросов. Они устроили полушуточную драку: двое мужчин вооружённые двумя швабрами смеясь и подначивая, то налетали, то отскакивали друг от друга, парируя и нанося удары. Их окружили товарищи, подбадривая выкриками и делая ставки. Они были так увлечены, что не заметили появившихся за спинами капитана с помощником, пока круг не нарушился, и один из дерущихся не вылетел прямиком под ноги Беатриче.

+1

19

И смотрит новоявленный капитан на свою опору, и понимает капитан что она весьма шатка. Аврора смерила раздраженным взглядом моряка у своих ног, оценивая обстановку с самым мрачным и непроницаемым выражением лица. Жаль, что за подобное поведение нельзя протаскивать под килем как предателя и труса. К счастью этого пропоицы, разумеется. А команде, кажется, весело. Шкипер не поможет, но тем не менее Харт смотрит на Рокудо так, будто он обязан пойти и найти решение этой проблемы. Девушка понимает, что нельзя проходиться нежной дланью по дисциплине на корабле, сравнивая её тюрьмой. Многие люди бегут в моря не ради этого, но тем не менее не стоит спускать это команде с рук.
- Шкипер, распорядитесь сократить дневную дозу рома для всех присутствующих. Выдавать только при острой необходимости.
Холодно отдав приказ, Аврора обошла матроса, чеканя шаг и не уворачиваясь от порывов ветра. Погода меняется, как она и думала. Слишком поздно проводить ремонтные работы прямо на море, следует сменить курс чтобы избежать попадания в сильный шторм, если она хочет сохранить их туши целыми. Лечение команды займет слишком много времени, а терять даром драгоценные дни Аврора была не намерена.
- Вы, - Харт повернулась к своей хмельной команде, громко прикрикнув на них, без доли иных эмоций, что могут присущи раздражённой деве. - Кто трезв и не спешит надуть губы, слушать шкипера. Кто пьян - уходите, если мы попадём в шторм и кто-то пострадает, на корм рыбам пойдете первыми.
Харт по-прежнему не намерена рисковать здоровьем команды, но говорит совершенно серьёзно. Ей нужен порядок, строгая дисциплина и живые товарищи, а не пьяные тела на дне океана. Она видит, что команда не так сильно пьяна, иначе говорила бы куда строже, но пусть будет им наука. Для веселья существует суша, где они могут разгуляться и размять кулаки.
- Проконтролировать, шкипер. После жду вас на мостике. Обсудим курс.
Харт хмыкнула, поровнявшись с матросом, что не стал лежать, а поспешил несмело подняться. Кажется, взрослые суровые мужчины не в восторге от капитанской диктатуры, но у них есть выбор и у выбора этого - разные глаза и ехидная ухмылка. И опаснейшая фантазия. Аврора пока слишком слаба чтобы вершить судьбы сама посредством насилия, но пока в её руках такое совершенное оружие как бывший адмирал, она не постесняется воспользоваться им. Девушка чуть приподняла голову, с непроницаемым лицом смотря прямо в горящие от гнева, глаза матроса и бездушно хмыкнула, более не одарив никого и взглядом, удалилась по делам. Она обязательно проконтролирует всё позже, вряд ли Рокудо захочется ослушаться приказа, что весьма справедлив, пусть и суров.

- Гат, - капитан мягко окликнула рулевого, грузного громилу с неэстетичным шрамом на левой щеке. Не повезло ему когда-то. Бывший раб - на его запястьях ещё виднелись следы многолетней неволи. И много здесь таких, они ведут себя куда тише и подчас даже достойней, пусть и многие из них ужасные гордецы. Так себя ведут те, кому удалось глотнуть однажды свободы после лет беспомощности и бесправия.
- Тебе удалось получить еду сегодня?
Пока никто не видит, стоит быть внимательней к тем, с кем довелось пообщаться лично. Таким образом капитан заботится о своих подчинённых и обретает влияние, незримо опутывая свой корабль пока ещё тонкими сетями, что могут сыграть ей на руку. Возможно, скоро это даст свои плоды и если не все со временем поймут её жесткость, то хотя бы появятся свои шпионы, что будут докладывать руке, прикормившей их, верные сведения обо всём что происходит, едва капитан уходит в свою каюту. И, конечно же, она не ставила и на это. Её мог обманывать Мукуро, могут и те, кто проникся к девушке на корабле, а потому и занятия свои она лишь ужесточает, не давая себе поблажек. Харт была готова проиграть, как только взошла на борт. Готова и убивать, и грабить, и отдать собственную жизнь если это потребуется, а значит... Пока надо просто жить, не этого ли она хотела?
Получив отрицательный ответ, Харт вздохнула.
- Ты должен отдохнуть, это приказ. - Аврора уже обладала достаточными знаниями чтобы не навести судно на рифы за несколько минут, а потому уверенно сменила вахту и встала за штурвал. Всё равно она договорилась здесь же встретиться с Рокудо. - Скажи коку что это мой личный приказ и не возвращайся, пока тебя не накормят.
Харт, несмотря на мягкость в голосе, не сомневалась. Она капитан или кто? Ей не нравится оставаться наедине со шкипером вдали от чужих глаз, за закрытой дверью. А на мостике эти две важнейшие фигуры просто обречены видеться для обсуждения важных вопросов.

+1

20

Сейчас, если подумать, самое время, однако Рокудо помалкивает, во-первых, не собираясь вступаться за команду в её присутствии, а во-вторых, желая посмотреть, чем же в итоге всё закончится. Штиль - самое время пить разбавленные вина и ром, которые легче сохранять, в отличие от пресной воды, но и его отголоски уже сходят на нет. Кроме того, капитан, по сути, ограничилась формальностью, пожурив развеселившихся драчунов. Получив свой приказ - разноглазый обозначил поклон кивком головы.

- Вы слышали приказ, все по постам. Тучи собираются, к ночи у всех нас будет немало работы. - Не нужно даже повышать голос, достаточно одного колкого взгляда, всего на секунду мазнувшего по отличившимся.
- Всё будет в лучшем виде, - бодро рапортует вышедший вперёд боцман, хлопнув одного из матросов по плечу и подталкивая того уходить. Остальные ему вторят, подбирая откатившуюся швабру и разбредаясь, кто на места, кто приводить себя в порядок.
Мукуро же идёт на мостик, где его ждёт белокурая девушка, немного разочарованный, ведь надеялся, что Аврора включится в забаву и немного разомнется. Это бы добавило и расположения команде к ней, да и ей нужна постоянная практика. Мысли эти Рокудо так же оставляет при себе, пряча за изломом улыбки и оставляя остаток вечера теории и картографии, предпочитая вмешиваться в ход событий лишь когда это действительно необходимо, либо получив прямой приказ.

Чем ниже солнце опускалось за горизонт,  тем сильнее и холоднее становился ветер. Вода волновалась, перекатывая парусник по пологим, не опасным ещё, но мощным волнам, наполняя паруса и унося корабль всё дальше. Команде действительно было чем заняться, ведь где-то совсем рядом бушевал шторм, донося до одинокого корабля свои отголоски, но Морской Бог милостив и вся жестокость стихии так и не обрушивается, проносясь мимо, пока небо сквозь синеву не прорезала первая предрассветная серость, упав на борта и палубы.
Темнота ещё не разошлась, туман окутал не освещённое судно, скрывая его не хуже иллюзий. Вместе с ним, сквозь молочную пена текла стылая дрёма, с которой боролись уставшие постовые, пока один из них не стряхивает её с себя, сорвавшись с места и бросившись к спящему с другими матросами шкиперу.

- Эскадра! - Он выдыхает слово, коснувшись гамака. Разноглазый проснулся мгновенно, несколько минут слушая донесение и вникая в происходящее.
- Всех на ноги, не шуметь. Весловых по местам, канониров к готовности, капитану я сообщу сам.
Приказ короткий и четкий - сейчас не до игр со словами. Накинув китель поверх рубахи, он отправился прямиком к капитану, пренебрегая приличиями в этот раз.
Маленькая тайна - замок для Рокудо не помеха, в каюту он попадает запросто, прокрадываясь в сон девушки, шепча ей прямо в него, чтоб разбудить и, при этом, не испугать и не нарваться на пулю.
- Мы попали в ловушку, капитан. - Убедившись, что Аврора способна воспринимать информацию, разноглазый заговорил. Очень серьезный и собранный, он действительно собирался доверить синьорине вести дальнейшие маневры, предпочитая радикальные способы обучения.
- Штиль прибил к нам эскадру. Пока что мы не замечены, но ветер не на нашей стороне. О победе можно забыть - мы в сильном меньшинстве, но можем воспользоваться неожиданностью и их разбросанностью, чтоб сбежать, немного потрепав противника. Пусть им будет не до нас. Матросы уже занимаются снастями, я велел им не шуметь и не привлекать к нам внимания как можно дольше, пока туман не разошёлся.

Был ещё другой туман. Пламя. Но об этом пока девушке знать не стоит - всему своё время, - и очень скоро один из кораблей вторгнется в границы иллюзии, пройдясь почти что борт к борту.
Захочет ли она принять бой или сможет построить стратегию основанную на маневрах? Быть может, отдаст приказ весловым, уводя судно без единого выстрела, а может и вспомнит о хитростях, прикинувшись союзным торговым кораблем, выброшенным в эти места штормом.

+1


Вы здесь » KHR: Faccenda dell'onore » Альтернатива » Иллюзия и Ром. Эпизод сквозь года.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC